Правила жизни Studio 21

Studio 21

Подобный формат статей выбирают для людей. Studio 21* – радиостанция, но настолько харАктерная, неровная, многослойная и самодостаточная, что ответы программного директора Дмитрия Харитонова просто сами укладываются в «правила жизни». Ни один другой стайлбук не выглядит в России так свежо и андеграундно. А эта статья – повод для перезагрузки и трансформации радийных проектов, ставших слишком коммерческими и выверенными. Вдохновляйтесь.

Studio 21* – hip-hop радиостанция, вещающая в 40 городах России. Появилась на частоте Спорт FM.

 

Правила жизни Studio 21:

1.Мерч радиостанции нельзя купить или выиграть. Его только дарят. Вариант коммерческой реализации не рассматривается.

2.Видеотрансляция есть только для кабинета редакции. Слушатели не могут видеть рядовую работу ведущего постоянно. Камеры включаются для всеобщего обозрения только во время интервью.

Дмитрий Харитонов: «Глобально мы возвращаем 90-ые — то время, когда радио было магией. Своего рода, приходим к истокам радиовещания. Мы не переоцениваем своё место в российском эфире, но являясь нишевой радиостанция, хотим сохранить ценность всего, что делаем. И да, прямой трансляции не было даже во время интервью c Noize MC, её вёл только артист с телефона».

 

Юлиана Романова: посмотрите, как свободно себя чувствует Сэм, какая у него русская и английская речь. И как здорово, что эфир не уродуется грузным переводом, который лишает общение легкости. Такое возможно только на Studio 21.

3.Радиоведущий может выступать в роли провокатора.

Дмитрий Харитонов: «На любой другой радиостанции наши ведущие не смогли бы закончить и предложения, как уже потеряли бы работу. Но любой стиль общения всегда исходит из целевой аудиотории. Мы знаем, что наши слушатели ведутся на провокацию, поэтому утром работает Райтраун. И мы точно осознаем, что Радиомания – это не про нас».

4.У ведущих есть 2 флажка, за которые нельзя заходить — это закон о СМИ и закон о рекламе.

Дмитрий Харитонов: «Мои ребята имеют большУю степень свободы. Они могут сами ставить песни и убирать их. Говорить слэнговые слова и выражать мысли, как вздумается. Другое дело, что в эфире всё равно воспитывается чувство самоцензуры, и за последнее время ведущие очень сильно выросли».

5.Музыкальное тестирование для Studio 21 не проводится.

Дмитрий Харитонов: «Музыкальную политику станции определяет редколлегия из 3 человек. Нам бессмысленно что-то тестировать, у нас нет прямых конкурентов. Стив Джобс однажды сказал: «Часто люди не знают, чего хотят, пока ты не покажешь им это».

6.Бренд работает с брендом.

Дмитрий Харитонов: «Классическая схема работы радиостанции подразумевает тесную связь коммерческого департамента и рекламного агентства. У нас всё строится на нетворкинге. И те коллаборации, которые есть у Studio21, часто не могут позволить себе даже очень раскрученные на федеральном уровне проекты. Цифры в рейтинге для нас не имеют никакого значения. Хотя по Affinity Index (вовлеченность аудитории) мы, например, одни из первых в Москве. А являясь лидерами мнений, работаем с Adidas и Puma. Причем эти компании приходят с запросом не прорекламироваться, а встать рядом с нашим брендом.

7.FM — воронка для приведения аудитории в интернет и обратно. 

Дмитрий Харитонов: «Да, мы работаем на производственных мощностях Нового Радио (прим. ред.: станции входят в один холдинг). Но этим тоже нужно уметь пользоваться. Когда к нам приходит клиент, мы знаем, как преподнести идею, чтобы продукт увидели, о нем услышали и установили с ним эмоциональный контакт. Одно дело продать блок рекламы о новых кроссовках. Другое – сделать 5-часовой фестиваль в прямом эфире, где  лайвы 11 артистов, интервью, презентация кроссовок, трансляция в FM и ВК. Видео набрало больше миллиона просмотров, и это живая аудитория, на которую мы имеем влияние».  

…………………

Юлиана Романова: Чтобы ощутить в полной мере то, как живёт и чем дышит Studio 21, я рекомендую вам посмотреть видеоподкаст моего коллеги Сергея Демидова. Он приходил в гости к ребятам и сделал очень годный контент без прикрас.

Читайте также